Саранча

Саранча в далеком прошлом была врагом человечества №1, но современные люди мало наслышаны о ней. Между тем, она описана в древнеегипетских папирусах, Библии, Коране, трудах Средневековья, художественной литературе XIX века. Самое время узнать подробнее о насекомом, чье название в былые века служило олицетворением гуманитарной катастрофы.

Перелетная саранча (Locusta migratoria).

Первое, о чем следует сказать, что саранча — это не один вид, а целое надсемейство в отряде Прямокрылых, объединяющее сравнительно крупных прыгающих насекомых. Ближайшими их родственниками являются кобылки (они, в отличие от саранчи никогда не образуют массовых скоплений), чуть более отдаленными — настоящие кузнечики и сверчки.

Облик саранчи тоже типично «кузнечиковый»: продолговатое тело с длинными согнутыми «в коленках» ногами, сравнительно крупная голова с большими глазами, пара жестких надкрылий и пара прозрачных крыльев, совершенно незаметных в сложенном состоянии, но раскрывающихся, словно у стрекозы, при полете. Вдобавок ко всему, саранча имеет прекрасный музыкальный слух (слуховые отверстия у нее расположены на брюшке) и специальные приспособления для издания звуков. Последние включают в себя зазубрины на бедрах и утолщенные жилки на надкрыльях. Когда саранча проводит бедром по надкрылью, то слышно громкое стрекотание различной тональности.

Если саранча похожа на кузнечика и стрекочет как кузнечик, то чем же она от него отличается? А главным и самым надежным признаком, позволяющим безошибочно отличить саранчу от кузнечика, является длина усиков: у кузнечиков они нередко равны длине тела, а у саранчи, наоборот, усики никогда не превышают половины его длины.

У некоторых видов саранчи макушка головы вытянута и вместе с усиками формирует узкий конус, при этом контуры тела сливаются с продолговатыми листьями злаков, на которых это насекомое обычно питается.

Половой диморфизм у этих насекомых проявляется по-разному даже в пределах одного вида: в одиночной фазе самцы и самки отличаются окраской покровов, а в стадной фазе эти различия не выражены. В целом окраска у разных видов саранчи может быть очень несхожей — ярко-зеленой, желтой, бурой всевозможных оттенков, серой и даже сине-красной. Но каким бы ни был цвет особей, он всегда более-менее схож с цветом растений или грунта, на котором этот вид встречается. Таким образом, окраска саранчи носит маскировочный характер. Примечательно и то, что цвет одиночной формы саранчи определяется отнюдь не генами, как это бывает у большинства других животных, а окружающей средой. Иными словами, какое окружение видит вокруг себя личинка саранчи, такого цвета она и вырастет. Даже в потомстве одной и той же пары можно получить особей несхожей окраски, если их выращивать на разных субстратах.

Отменная маскировка итальянского пруса (Calliptamus italicus) не работает лишь во время полета, когда становятся заметны ярко-розовые пятна у основания крыльев.

Взросление саранчи проходит рекордно быстро, уже через 4-10 дней после последней линьки насекомые спариваются. Затем самка погружает свой длинный яйцеклад в грунт и откладывает от 300 до 1200 яиц. При этом из яйцеклада выделяется беловатая жидкость, которая быстро застывает. Эта своеобразная «монтажная пена» надежно запечатывает кубышку с яйцами. Если кладка сделана в районе с холодной зимой, то на время морозов развитие яиц приостанавливается и в таком состоянии происходит зимовка, а личинки появляются весной. В теплых регионах развитие идет без задержек и длится около 14-16 дней. Вылупившиеся личинки похожи на червей, что является приспособлением к обитанию в почве. Впрочем, этот ясельный период их жизни длится считанные часы. Личинки, извиваясь, ползут вверх и, едва выйдя на поверхность, тут же линяют. Личинки второго возраста (нимфы) выглядят как взрослые особи, но они еще бескрылые и с немного укороченным туловищем и усиками. С последующими линьками они обзаводятся зачатками крыльев, увеличиваются и удлиняются, всего за 40 дней достигая «совершеннолетия». Взрослые особи (имаго) после откладки яиц погибают.

Разрез грунта с кубышкой саранчи: внизу видны продолговатые яйца, а выше — ход, запечатанный пенистыми выделениями самки.

Суммарный ареал всех видов саранчи довольно широк и охватывает зону сухих тропиков, субтропиков, а также наиболее теплые области средней полосы. Встретить этих насекомых можно на всех континентах, кроме Антарктиды и Северной Америки. Впрочем, на последнем материке отсутствие аборигенных видов с лихвой компенсируется вредом, который наносит завезенная из Старого Света перелетная саранча. Что же касается Евразии, то здесь северная граница распространения саранчи пролегает через Среднерусскую возвышенность и Западную Сибирь, правда, в этих районах вспышки численности бывают крайне редко и никогда не принимают катастрофических масштабов.

Впервые в жизни перелинявшие нимфы саранчи выходят из гнезда, скрытого в земле.

Все без исключения виды саранчи — обитатели открытых пространств, что объясняется их рационом. Дело в том, что эти насекомые предпочитают питаться злаками, которые в большинстве своем светолюбивы. Вместе с тем, местообитания разных видов могут существенно различаться. По этому признаку виды саранчи принято делить на две группы. Одни виды явно тяготеют к участкам, покрытым густым и однородным травянистым покровом, поэтому обитают на лугах, в степях, саваннах и тростниковых зарослях по берегам водоемов. Другие отдают предпочтение участкам с голой поверхностью, испещренной редкими кустарничками и пучками травы, поэтому встречаются в пустынях и полупустынях, предгорьях и на выходах скальных пород.

Удивительно то, что по природе своей саранча… безвредна. В обычных условиях эти насекомые ведут одиночный образ жизни и наносят растительности ущерба не больше, чем милые всем кузнечики. Но в отличие от последних у саранчи может происходить коренная перестройка инстинктов, биохимических процессов и физиологии. Пусковым механизмом для изменений служит голод. Если кузнечики обитают преимущественно в умеренно влажных и богатых растительностью местах, то саранча, привязанная к сухим биотопам, нередко сталкивается с сезонной нехваткой пищи или циклическими засухами, нередкими в степях и полупустынях. Когда кормовая база критически истощается, насекомые волей-неволей вынуждены концентрироваться на участках, где сохранилась хоть какая-то трава. Вот тут и начинается самое интересное!

Множество нимф, сидящих рядом, задевают друг друга ногами, от частых соприкосновений их нервные клетки возбуждаются и начинают выделять гормоны. Под их воздействием личинки меняют окраску, но не на маскировочную, а на особую — одинаковую для всех! Например, у перелетной саранчи мигрирующая форма черно-желтая, хотя взрослые одиночные особи чаще зеленые. Такая расцветка подобна мундирам, которые безошибочно позволяют солдатам отличать на поле боя своих от чужих. Благодаря вкраплениям темного цвета тела нимф нагреваются солнцем сильнее обычного, их температура повышается, дыхание учащается, они становятся более подвижными. У личинок младшего возраста при этом инстинкты скученности усиливаются, они образуют еще более плотные скопления — кулиги. Личинки старшего возраста начинают двигаться в одном направлении, но так как крылья у них недоразвиты, то движение это пока еще выглядит как пеший поход. Впрочем, скопления саранчи и на этом этапе выглядят довольно угрожающе и неприятно, ведь местами насекомые могут образовывать слой до 10 см толщиной. За весь период похода они способны переместиться на расстояние до 30 км, остановить шествующую кулигу не способны даже реки, ведь не умеющие летать нимфы отлично плавают. Последняя линька делает свое дело: личинки обретают крылья и превращаются во взрослых мигрирующих особей. В определенный момент вся стая поднимается в воздух — летучая армада к вторжению готова!

Нимфы схистоцерки, или пустынной саранчи (Schistocerca gregaria) маршируют по пустыне Негев (Израиль).

Обычно стая саранчи летит со скоростью 10-15 км/ч на высоте до 600 м, хотя отдельные стаи отмечали на высотах от 2 до 6 км. Наиболее благоприятны для полета безветрие или слабый ветер, при сильных порывах саранча садится на землю и пережидает неблагоприятную погоду. Насекомые предпочитают лететь в светлое время суток с короткими остановками на кормежку, но иногда полет может продолжаться и ночью. За сутки летящая стая способна преодолеть 80-120 км, а за весь период миграции перемещается на сотни и тысячи километров. Исторически очагами массового размножения являются Северная и Центральная Африка, Аравийский полуостров, Иран, Пакистан, север Индии, Афганистан. Из этих засушливых областей стаи саранчи летят туда, где влаги и корма больше: из Северо-Западной Африки — на Пиренейский полуостров (в отдельных случаях залетали даже в Англию), из Центральной Африки — в Египет, из Аравийского полуострова — на Ближний Восток, из Центральной Азии — в Казахстан, Туркменистан, на юг России.

Стая саранчи пролетает над Астраханской областью.

В описании налетов саранчи все литературные источники на редкость единодушны. Налет всегда начинается внезапно и для наблюдателя выглядит как черная туча на горизонте, приближающаяся со зловещим шелестом. По мере приближения «тучи» становится ясно, что она неоднородна, и вот уже полчища насекомых заполоняют все пространство вокруг. Саранча летит так плотно, что увернуться от нее невозможно: насекомые попадают в лицо и рот, ползают по рукам, падают на землю, хрустят под ногами, а выжившие особи снова взлетают. За считанные минуты они затмевают солнце, покрывают сплошным слоем землю, здания, деревья, домашних животных, транспортные средства, проникают во все щели, забиваются в дома.

Стая небольшого размера, как на этой фотографии, насчитывает от 40 до 50 миллионов особей.

Каждая особь старается откусить то, на чем сидит. Тут следует заметить особо, что взрослые мигрирующие особи саранчи отличаются удивительной всеядностью, не свойственной нимфам и одиночным имаго. Поэтому налетевшая саранча сжирает всю растительность, которую видит. В первую очередь от нее страдают хлеба, бахчевые и технические культуры — эти лакомства достаются авангарду стаи. Но так как налет может длиться от нескольких часов до пары суток, то прилетевшие позже набрасываются на все, что недоели первопроходцы: плодовые деревья, сорняки, продукты и текстиль растительного происхождения. Во время этого пира повсюду слышен шум от движения множества челюстей. Каждое насекомое за свою жизнь поглощает около 300 г пищи — вроде бы немного, но если учесть, что стаи саранчи исчисляются миллионами и миллиардами особей, то масштабы потерь в сельском хозяйстве просто колоссальны. Когда стая улетает, место пиршества превращается в безжизненную землю, на которой, словно печальные памятники человеческому горю, торчат голые останки деревьев.

Из-за своей плодовитости и скороспелости саранча часто становится объектом лабораторных исследований.

Примечательно, что одно из старейших описаний саранчи приводится в Библии, где она лаконично упоминается как одна из «десяти казней египетских». Ее вторжения нередко приводили к острому дефициту продовольствия, кормов и, как следствие, к голоду, падежу скота, ослаблению военной и экономической мощи целых государств. Вдобавок ко всему, залеты саранчи связывали с распространением «моровых язв», в том числе и чумы. Ученые подобную связь отрицают, ведь саранча не является переносчиком чумных бацилл, но разгадку можно найти в сообщениях XVII-XIX столетий. Летописцы этих веков были словоохотливее библеистов и оставили нам описание любопытной детали — неприятного запаха, который сопровождал налеты саранчи. Источником запаха были не живые насекомые, а трупы раздавленных и умерших естественной смертью после откладки яиц. Так как одна стая саранчи могла насчитывать миллиарды особей, то такое скопление разлагающейся биомассы привлекало мух и крыс, которые как раз и являлись разносчиками инфекций.

Один из крупнейших налетов саранчи на мавританскую столицу Нуакшот в 2012 году был связан со свержением Каддафи в соседней Ливии — в охваченной революцией стране перестали уделять внимание борьбе с этим вредителем.

Неудивительно, что люди воспринимали нашествия саранчи как наивысшую кару, посланную Богом.  В древности они совершенно не могли противостоять подобной беде, а уже со времен Средневековья предпринимались попытки сдержать наступление: саранчу пытались отпугивать дымом и серой, разжигали на пути пеших кулиг огненные барьеры, давили ногами и копытами скота, били всем, что попадется под руку. В XX веке к этим методам добавились пылесосы и огнеметы. Но многочисленность саранчи превозмогала все.

У некоторых видов саранчи крылья сплошь испещрены узорами так, что напоминают крылья бабочки.

Обуздать полчища удалось, лишь изучив биологию этих насекомых. Оказалось, что наиболее уязвима саранча на стадии яиц и нимф. Кубышки легко уничтожить, распахивая почву, а нимф убивают инсектицидами или заражают паразитическим грибком метаризиумом. Последний способ особенно хорош, так как совершенно безопасен для окружающей среды, а размножение грибка в популяции саранчи может поддерживаться и в последующих поколениях без помощи человека.

Весьма показателен пример Украины, где в прошлые века саранча была обычным насекомым на юге страны. Она размножалась в тростниковых зарослях в дельте Днепра, откуда совершала опустошающие налеты на земледельческие центральные районы, временами достигая Польши и Литвы. После распашки целинных степей и введения севооборота много яиц стало погибать при обработке земли, и сейчас саранча здесь редка.

Тростниковые заросли в дельтах крупных рек — природные резервуары, где происходит отрождение саранчи. На этой фотографии видно формирование стаи.

Еще более впечатляющим примером является саранча Скалистых гор (Melanoplus spretus). Это единственный аборигенный вид саранчи в Северной Америке, чьи очаги размножения находились у подножия Скалистых гор, и откуда он совершал налеты на равнинные штаты Колорадо, Небраска, Канзас, Миссури и Миннесота. Американские фермеры не могли одолеть эти полчища до тех пор, пока предгорья не были распаханы, в результате чего эта саранча… вымерла!

Впрочем, это единственный вид саранчи, который постигла такая судьба — все остальные вполне благополучны и многочисленны. За пределами сельскохозяйственных районов эти насекомые играют заметную роль в экосистемах, так как служат кормом для многих видов птиц и зверей: цесарок, куропаток, мелких соколов, коршунов, птиц-секретарей, во́ронов, воро́н, дроф, сурикатов, диких свиней, бородавочников. Нередко отмечались случаи поедания саранчи травоядными копытными, но в оценке этого явления исследователи расходятся. Одни говорят, что дикие антилопы и домашний скот охотно пользуются такой случайной подкормкой, другие свидетельствуют, что после поедания саранчи отмечался падеж скота.

Каменистый фиматеус (Phymateus saxosus), родом с Мадагаскара, ядовит из-за токсичного сока молочаев, которыми он питается.

Кстати, Библия раскрывает перед нами еще один любопытный факт: в Евангелии от Матфея упомянуто, что Иоанн Креститель, живя в пустыне отшельником, питался акридами и диким медом. Мало кто догадывается, что же это за акриды такие? А это ни что иное как саранча. Обилие этих насекомых на Ближнем Востоке издавна побуждало людей найти им хоть какое-то полезное применение, поэтому древние евреи и арабы часто употребляли саранчу в пищу, особенно во время ее налетов. В современной ближневосточной кухне она уже не занимает столь видного места, зато является обычным продуктом в Китае и Таиланде.

Ткани саранчи практически не содержат жира, зато богаты белком и минералами, что ставит ее в ряд диетических продуктов. Кулинарной ценности ей добавляет и высокая калорийность. Способы приготовления этих насекомых не претерпели изменений за долгие века. Чаще всего пойманную саранчу варят до размягчения, а затем обжаривают в масле с солью и специями, если же хотят заготовить впрок, то после варки насекомых высушивают, пересыпав солью. Саранча, приготовленная подобным образом, становится хрустящей, а по вкусу напоминает нечто среднее между курятиной и картофельными чипсами (или жареными каштанами).

Продают ее на развес или нанизанной на палочки, перед употреблением у саранчи принято отрывать жесткие лапки, крылья и голову.

Почитать о животных, упомянутых в этой статье: кузнечиках, цесарках, куропатках, во́ронах, сурикатах, бородавочниках.

убрика: Насекомые